?

Log in

No account? Create an account
Опера для Meanings of Arts - Неизвестная планета [entries|archive|friends|userinfo]
unknown planet

[ website | Неизвестная планета ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Опера для Meanings of Arts [Jan. 5th, 2017|03:51 pm]
unknown planet
[Tags|, , , ]

Проект Meanings of Arts формируется живо, легко и разнообразно. Живопись, скульптура, музыка, танцы, архитектура, дизайн.

Смыслы искуссств: тематика определяет и формы. Неизвестная Планета - это и видео, и радио, и трансляции, скоро прямые эфиры возобновим (когда-то были на радио), лекции-мастер-классы, дискуссии, репортажи. Оперы и балеты! Джем-сейшены, погружения в океаны, буквально, да уж.

Давеча записали и выдали в эфир. Блистательная Светлана Касьян - на Неизвестной Планете и Радио России.
***
Продолжим наши попытки разобраться со смыслами музыки, с такими удивительными форматами, как оперное искусство. У нас в гостях Светлана Касьян, драматическое сопрано, звезда мировой оперной сцены. Человек, который выступает на разных сценах и поёт оперные арии. Когда-то я был гораздо моложе и ничего не понимал в оперном искусстве, а вот давеча я специально спросил своих друзей продюсеров в разных странах мира понимают ли они что-то.


Светлана Касьян привораживает, на лучших сценах мира

Половина считает оперу замечательным недосягаемым искусством, половина говорит: «Мы ничего в этом вообще не понимаем». Помните тот момент в жизни, когда вы достоверно узнали, что будете оперной певицей?


Светлана Касьян: Пела я всю жизнь. Когда мне было четыре года, у меня обнаружили абсолютный слух: я могла воспроизвести на инструменте, не зная нотную грамоту, мелодию, конечно незамысловатую, но могла воспроизвести её достоверно. Приняли меня солисткой в музыкальную школу, в хор, где я пела везде соло.

Потом пошли юношеские концерты и конкурсы, на которых безоговорочно я получала первые премии. Сначала это было в Грузии, потом в Казахстане, первые шаги будучи ребенком, юношеские. Был момент поиска себя, я пела в народном хоре, в какой-то момент даже в рок-музыке, эстрадной музыке. Пройдены были все, пощупаны, я бы сказала, жанры.

И очень много пела эстраду. Даже в какой-то момент немного зарабатывала этим, потому что рано начала зарабатывать, с десяти – одиннадцати лет буквально.

В пятнадцать – шестнадцать лет была сильная гормональная перестройка, когда я буквально потеряла голос. Для меня это был такой удар, словно лишили крыльев за спиной.



Радио-видео НП и Meanings of Arts

Когда голос восстановился, меня попросили выступить иллюстратором в команде группе КВН от Казахстана и спеть там буквально две строчки. Я вышла на сцену, на репетиции открыла рот, и полился мой звук, голос, мощный, масштабный, который был у меня с самого рождения.


в строгом

У каждого певца свои сильные и слабые стороны. У кого-то это тонкая нежная окраса мягкая, у кого-то лиричность, у меня был масштаб. Я поняла, что мне надо найти педагога, потому я хочу не просто петь, а хочу очень хорошо это делать.

Андрей Мартынов: Вам было?

Светлана Касьян: Шестнадцать лет, примерно семнадцать. Сначала я поехала учиться, еще конкретно, что я буду оперной, понимала, что буду петь. Думала в меру возраста, что будет что-то такое между оперой и эстрадой, Сару Брайтман слушала, не понимая всю глубину, красоту классической музыки на тот момент, потому что была девочкой из Актюбинска, которая во время войны не имела возможности, даже и в театре не была, потому что была достаточно сложная жизнь.

АМ: Светлана Касьян, шестнадцать лет, слово война интересно в ваших устах звучит. Вы родились в Батуми?

Светлана Касьян: Да.

АМ: И потом стали беженкой.

Светлана Касьян: Да, во время войны мы с мамой и маленьким братом переехали в Казахстан к маминой сестре.

АМ: Это начало девяностых?

Светлана Касьян: Да, мы ещё были маленькие дети и мы продолжили учёбу в школе. В шестнадцать лет я уехала из Казахстана искать педагога, потому что для певца самое важное, как для спортсмена найти хорошего педагога, коуча, наставника.

АМ: Куда вы перебрались?

Светлана Касьян: Один год я училась в Астрахани, я закончила экстерном музыкальный колледж. после чего приехала в Москву и была принята в «Московскую государственную консерваторию имени Чайковского».

Но именно в Астрахани я поняла со стопроцентной уверенностью, что я буду именно оперной певицей, на пути моем встретились чудесные люди, которые ввели меня очень грамотно в волшебный мир классической музыки. Как сейчас помню уникальную запись Леонтина Прайса «Аиды» из оперы «Аида Верди», после которой проснулась другим человеком, поняла, что это то, чем я буду заниматься всю свою жизнь.

Это живое искусство, каждый раз можешь вносить более новые краски, что-то более интересное, что-то делать ещё краше, наполняя ещё большим нутром.


красиво, когда костюмированно всё

Говорят, что совершенству нет предела, такой космос, бесконечность абсолютная и такие абсолютные безграничные, бесконечные возможности, который тебе не может дать эстрада, никакой-либо другой жанр. Это настолько живое искусство, и ни одна запись это не донесёт.

АМ: Насколько тексты либретто важны для исполнителя и для зрителя? В чем разница?

Светлана Касьян: Я после третьего курса консерватории поступила в молодежную оперную программу Большого театра, после чего моя жизнь кардинально изменилась, где нас стали воспитывать настоящими профессионалами своего дела, которые прежде чем начать работу над своей ролью, должны были настолько погружаться в эту роль.

Например, одна из моих первых ролей «Тоски» Пуччини. Я нашла книгу Виктории Сарду, драматурга. Сейчас мы имеем такую возможность открыть библиотеку в интернете и любую книгу прочитать онлайн, для этого не требуется идти, как раньше в библиотеку.

Помню, как в консерватории неделями сидела, выписывала что-то из книг на бумаги.
Сейчас же всё, можно сказать, в ладони помещается, вся литература.

Открываются тогда все грани персонажа, и ты понимаешь почему она себя повела так, а не по-другому. Чем была мотивирована, какие аргументы у неё были. И настолько всё встаёт на свои места, становится оправданным, доступным, понятным и настолько более интересным, что недостаточно просто перевести свою партию, перевести весь клавир и прочитать либретто.

АМ: Для зрителя насколько важно понимать, что происходит на сцене, когда оперные звёзды исполняют свои арии? Чувствуете ли вы аудиторию, которая в материале или просто смотрит за исполнителями?

Светлана Касьян: Вы знаете, первое, что пришло сейчас в голову, то снять тот или иной фильм, например, «Джейн Эйр». Кто-то смотрит этот фильм, не прочитав книги. Настолько бывает убедительной игра актёров, что человек после того, как прочтёт книгу, понимает, что здорово и фильм, и книга.

Это то, к чему мы стремимся артисты, как актёр, как певец, как исполнитель. Это наша задача как профессионала, как артиста донести эту суть, историю это либретто, мысль автора, композитора.

АМ: «Орфей и Эвридика» - это опера одна из ваших первых ролей?

Светлана Касьян: Знаете, это не совсем моя партия, потому что я практически сразу шла как вердиевская певица, как вердиевское сопрано, но в консерватории репертуар невелик, все, что у нас было - «Евгений Онегин», «Свадьба Фигаро», то есть партии для вердиевского сопрано, а это всё-таки итальянская музыка.

Так или иначе, я считаю, что молодым певцам нужно начинать карьеру именно с итальянской музыки, которая изначально формирует правильный звук, помогает выстроить правильную вокальную технику. Русский язык очень сложный, музыка прекрасная, но может немного, как у нас говорят, завести не туда певца. Язык достаточно глубоко, звучание тоже периодически уходит, такая терминология вокальная.

АМ: Очень интересно. Возвращаясь к либретто и к сюжетам, «Орфей и Эвридика». Орфей спускается в ад и ищет свою возлюбленную, которую он потерял на поверхности земли, ходит и поёт?


Ватикан - это Италия


Светлана Касьян
: На русском языке, потерял Эвридику, в Эвридике мой покой.

АМ: Сам сюжет может восприниматься иначе в зависимости от исполнителей, восприятие сюжета на эмоциональном уровне?

Светлана Касьян: Знаете, очень многое зависит от режиссера, декораций. Вы знаете, что бывают и современные постановки.

АМ: Когда машина ездит на сцене, все ходят в джинсах.

Светлана Касьян: Да, бывают такие постановки, когда ты понимаешь, что не остаётся ничего от либретто, ни от сюжета. То есть настолько меняют всё абсолютно, только музыка остается.

АМ: Музыка и голоса?

Светлана Касьян: Голоса, да.

АМ: Вам нравится такого рода модернизм?

Светлана Касьян: Если это талантливо и убедительно, то да. А если человек просто хочет за счет такого как бы псевдо-креатива добиться самореализации, то конечно... Я так скажу, я принимала участие в таких постановках.

АМ: Которые вам не по душе были?

Светлана Касьян: Да, как артисту, когда ты сам в это не веришь и настолько это тебе чуждо и далеко... донести это до зрителя. С другой стороны, пока ты ещё молодой певец, у тебя нет такого имени сразу, сначала ты работаешь на имя, потом имя работает на тебя, то ты не можешь просто так расторгнуть серьёзные юридические контрактные обязательства

АМ: Вы можете общаться с режиссёром, давать ему некие рекомендации?

Светлана Касьян: Конечно, в меру тактичности определённой, не то, чтобы рекомендации, но делиться своим видением этой роли, тем как ты чувствуешь эту роль, что ты считаешь по поводу этого персонажа. Какое-то своё мнение, чтобы это было более убедительно.

Вы знаете, сейчас я прилетела из Вильнюса, где у нас была очень интересная постановки «Тоски», у нас была живая постановка и настолько всё живо было. Репетиции были до восьми вечера, мы могли, погрузившись в этот процесс не заметить, как было полдвенадцатого ночи.

Очень долго нам не давалась сцена смерти Скарпия, когда Тоска должны была его зарезать, убить, чтобы это не выглядело так, что она какой-то Чикатило или маньяк убийца, а женщина, которая в отчаянии оказалась в такой ситуации, в таком положении, чтобы это выглядело убедительно со стороны, потому что мы часто не видим себя со стороны, то, что нам кажется хорошо, на самом деле оно далеко от правды, от истины.

Когда совместная работа была проведена, был большой успех, и как сказал мой коллега, что давно не видел, чтобы зал стоял. Конечно, очень здорово, когда удается донести твоё видение роли и донести это до режиссёра.

АМ: Создать новое качество?

Светлана Касьян: Да.

АМ: Вы видите аудиторию со сцены?

Светлана Касьян: У меня какой-то барьер, я погружаюсь в образ, и я уже не здесь. Одно дело бывают концерты какие-то камерные, когда есть контакт со зрителем. Были потрясающие концерты в «Берлинской филармонии» с берлинским филармоническим оркестром.

АМ: Это не большая, не грандиозная постановка, это какие-то отдельные партии?

Светлана Касьян: Да, у нас был концерт в «Большом театре» ещё в молодёжной оперной программе у меня был выход из зала. Всё равно бывают концерты, когда у тебя контакт с публикой есть.

АМ: Вы после партии можете поговорить в микрофон?

Светлана Касьян: Если ты исполняешь реквием Бриттена «Военные», то это даже не обсуждается. Это такое консервативное произведение «Военный реквием» Бриттена, который я много исполняла на разных площадках.

Если это арии из оперетты Легара, то почему бы и нет. Произведение «Любовь» с таким текстом, которая может быть оправдана.


дуэты и квартеты

АМ: Говорят, что у музыкантов, у певцов, у оперных исполнителей одна из самых лучших памятей человека. Вы знаете «Руслана и Людмилу» наизусть, от первого до последнего слова?

Светлана Касьян: Не только «Руслан и Людмила». У меня более десяти таких. У меня все главные партии, так как такой тип голоса. И десять-одиннадцать таких крупных партий на разных языках - только оперных.

Огромное количество концертного репертуара. Десятки произведений на немецком, английском, французском, итальянском, казахском, китайском, чешском языках.

АМ: И как это?

Светлана Касьян: Сейчас я должна доучивать тысячу двести страниц на итальянском языке, даже не спрашивайте, что это. И огромное количество материала для концертов в Берлине. Вы говорите память, у нас только бывает всё выключается в голове, что как перегруз на жёстком диске, как компьютер говорит.

АМ: Бывают у оперных певцов суфлёры на сцене?

Светлана Касьян: Вы знаете, были. В Большом театре был потрясающий суфлёр, в котором были мои первые шаги будучи еще девочкой. Сейчас уже наблюдаю по миру, такой тенденции нет, отходит.

АМ: Суфлёры как у дикторов телевидения?

Светлана Касьян: Ещё буквально пять лет назад они были практически везде. Сейчас за последние пять лет нигде не встречала, Вильнюс, Швейцария, во Францию летала, вся Италия, Англия.

АМ: У оперных певцов нет испуга забыть текст?

Светлана Касьян: Конечно есть, это самый страшный сон оперного певца. У меня было такое ещё в консерватории на одном из экзаменов камерных, когда я забыла текст в романсе, но слава богу, это такой зачётный экзамен в студенческие годы сто лет назад.

Бывало и на сцене, смотришь запись, прямая трансляция в «Метрополитен-опера», это правда страшный сон. Это человеческий фактор, от этого не застрахован никто. Я вам скажу, что есть у каждого даже самого великого и гениального артиста запись, где он в том или ином акте забыл слова, хоть раз в жизни, хоть раз в постановке.

АМ: Или дал петуха.

Светлана Касьян
: Петуха, это здоровье может быть, может быть всё что угодно. Может и нервный срыв какой-то на голосе. Когда никто не знает, что происходит у того или иного человека в семье или какие обстоятельства. А слова, меня поначалу так это удивляло, ты можешь ещё, будучи студенткой, обожествлять ту или иную исполнительницу, потом послушаешь какую-то запись, а она же не спела это слово или пропустила, забыла тут. Все мы люди.

АМ: Простой зритель - это может не увидеть и не услышать?

Светлана Касьян: Конечно, но в Италии, кстати, риск колоссальный, потому что там даже продавщица шоколадок мне напевала из оперы «Мадам Баттерфляй» Пуччини, в которой я пела на Бейнале в 2013 в театре «Ла Фениче» Венеция, там страшнее всего забыть текст.

АМ: Вы упомянули продавщицу шоколада, то есть итальянцы, как в таких классических фильмах…

Светлана Касьян: Правда.

АМ: Такая нация?

Светлана Касьян: Они очень любят оперу. У них такое отношение к оперным певцам. Помню, когда эта же продавщица шоколада подарила мне шоколадный букет из шоколада и шоколадных цветов потрясающей красоты. У них такая культура, не зря опера зародилась в Италии.

АМ: Какой язык вам комфортен для пения?

Светлана Касьян: Итальянский, конечно. У меня все говорят, что изначально распределение шло, итальянский голос. Немецкий тоже, у меня очень хорошо звучат произведения Рихарда Вагнера, Штрауса, впоследствии, лет через пятнадцать будет «Тристан и Изольда». Мне будет тогда, как сейчас Анне Нетребко.

АМ: Китайский язык, что они переводят на китайский язык?

Светлана Касьян: Я пела китайские песни, когда поехала принимать участие на международном конкурсе в Китае, тогда я заняла титул «Лучшего голоса мира» Гран-при, где съехались певцы со всего мира. Это была моя первая крупная победа. Обязательно было исполнение среди прочего репертуара хотя бы одного китайского произведения

АМ: Для изучения партии на китайском не обязательно знать китайский язык, его нужно механически заучивать?

Светлана Касьян: Нет, я тогда нашла китайца, который со мной работал над произношением, над языком, над переводом. Честно, ничего более сложного я в жизни не видела среди прочего репертуара. Я очень долго учила. За этого время можно было выучить шестнадцать партий Вагнера.

АМ: Оперные голоса мужские, оперные голоса женские. Кому что нравится в разных аудиториях в разных странах мира?

Светлана Касьян: Самые такие сопрано и тенор. Сопрано красивые голоса, но у них брючные, пацанские это Керубина. Сопрано голос женский, это опять говорю и «Тоска» и «Турандот», «Травиата» и тенор.

Тенор выходит, особенно в Италии и, если это хороший тенор, его уже после трех тактов готовы носить на руках.

АМ: Вы можете различить национальные аудитории по восприятию?

Светлана Касьян: Я так скажу, аудиторию Швейцарии завести гораздо тяжелее, чем в Италии. Эмоциональная сторона там и эмоциональная сторона в Италии, ты понимаешь, что в этот момент тебя бы выносили на руках уже в Италии.

А швейцарцы всё ещё к тебе прислушиваются и к тебе приглядываются, ещё сдерживая себя. И там был большой грандиозный успех, когда я дебютировала в опере Пуччини. Там приходилось больше сил затрачивать.

АМ: В США?

Светлана Касьян: В Америке я только стажировалась у Пласидо Доминго в Вашингтоне, очень удачно, после чего он хотел меня забрать из России навсегда.

На тот момент меня еще не отпустили из «Большого театра», у меня были контрактные обязательства. Всё что не бывает, всё к лучшему.



Пуччини

АМ: Россия?

Светлана Касьян
: Россия моя родная страна, вырастила меня. Где-то даже больно, что я здесь мало бываю. Здесь огромное количество людей, который пишут мне большое количество тёплых, чудесных писем.

У многих нет возможности летать за мной по всему миру. Есть люди, которые могут себе это позволить на те или иные выступления, и в Венецию взять билет и на гондоле подъехать в театр «Ла Фениче» и в Швейцарию.
Есть те, у которых нет возможности, а желание огромное. И даже больно, когда спрашивают: «Где же вы вас можем услышать?»

Наша аудитория такая же как итальянская, тоже горячая, потрясающие, чудесные, темпераментные, эмоциональные, замечательные, очень благодарная публика.

АМ: У вас появляется азарт раскачать аудиторию?

Светлана Касьян
: Да, это знаете, спортивный интерес, когда видишь, что сидят сдержанные, холодные.

АМ
: Поманипулировать аудиторией?

Светлана Касьян: Да, взять всё в свои руки. Конечно с опытом это всё больше и больше приходит. Ты всё больше и больше начинаешь ощущать эту почву под ногами. У меня начало карьеры было: «Большой театр», и сразу главные роли, без опыта, без первых шагов, которые были у других артистов.

Когда ты только научился слушать оркестр, видеть руку дирижёра, понимать, что от тебя требует режиссёр. Это было безумно сложно. С другой стороны, если бы не было такой стрессовой школы в моей жизни, то может быть не было всего остального.
***
запись всей радиопередачи:

http://www.neplaneta.ru/broadcast/radio-rossii/volshebnyj-mir-klassicheskoj-muzyki-svetlana-kasyan/

или тут тоже: http://www.radiorus.ru/brand/episode/id/57077/episode_id/1448069/

Meanings of Arts в Фейсбуке всё больше станем развивать всемирно:
https://www.facebook.com/martstram/

(c) Unknown Planet, 2016
(c) Андрей Мартынов

включая аудио- и видеозапись самой радиопередачи и текст [синопсис сценария]
LinkReply